Газета «Аргументы и факты», приложение «АиФ-здоровье»

Николай Русанов: «Минорный настрой сводит на нет усилия врачей»
В кардиохирургическом отделении ГКБ им. С. П. Боткина Департамента здравоохранения г. Москвы недавно была проведена уникальная операция — впервые в истории отечественной медицины были спасены женщина с угрозой тромбоэмболии и её будущий ребёнок.

Об этом и многом другом — наша беседа с заведующим отделением, кандидатом медицинских наук ¬Николаем Русановым.
Исключительный случай

Василиса Андреева, «АиФ. Здоровье»: Николай Иванович, расскажите подробнее, что случилось с этой женщиной…
Николай Русанов: В пятницу вечером, когда моя трудовая неделя подходила к концу, поступил звонок — требовалась экстренная помощь беременной женщине. Возраст — 29 лет, срок беременности — 10–12 недель. В другой больнице, куда её доставили по «скорой», ей, к сожалению, помочь не смогли, потому что подобных операций там не делают.
У женщины был тромбоз поверхностных вен ног — нередкое осложнение беременности. Оттуда тромб стремительно полетел вверх, в правый желудочек сердца. Там он, к счастью, зафиксировался, и часть его двинулась в лёгочную артерию — это и есть тромбо¬эмболия, угрожающее жизни состояние. В таких случаях, если быстро не провести тромболизис, то есть не растворить специальными препаратами этот тромб, обычно наступает мгновенная смерть или развивается «лёгочное серд¬це» — тяжёлое состояние, когда сосуды лёгких забиты тромбами и сердцу трудно прокачивать кровь через малый круг кровообращения. В результате оно начинает расширяться, сокращения идут вялые, не в полной мере, появляются отёки, асцит, сердечная недостаточность. Жизнь такого человека — сплошное мучение.

— И чем же вы этой несчастной помогли?

— Первое, что было ей предложено, — это прерывание беременности, потому что ей требовалась тромбоэмболическая терапия (тот самый тромболизис), противопоказанная при данном состоянии. Однако она наотрез отказалась. Дело в том, что это уже вторая её беременность, во время первой у пациентки случился выкидыш. Женщина не хотела потерять ещё одного ребёнка. Тогда было принято решение в экстренном порядке проводить ей операцию. В субботу, в выходной день, на работу приехала вся необходимая для этого бригада. У нас в Боткинской нет экстренной кардиохирургии, только плановая, но в этом случае пришлось изменить привычный график. Мы пациентку дообследовали, сделали ей компьютерную томографию, показали гинекологам. Предупредили о возможных рисках: даже если операция пройдёт успешно, ребёнка можно было потерять. Тем не менее шанс оставался.

— Как проходила операция?

— Обычно подобные операции проводятся с охлаждением и остановкой сердца, но тогда давление падает, что в данном случае было недопустимо. Мы оперировали на работающем сердце — с так называемым параллельным искусственным кровообращением. Открыли сердце, убрали тромб из правого желудочка, открыли лёгочную артерию и убрали тромбы из правой и левой её ветвей… Ночью мы сняли пациентку с аппарата дыхания, а через два дня уже забрали в отделение. Там её опять осмотрели гинекологи и определили, что плод живой.
Раньше такие операции беременным не проводились, и то, что плод удалось сохранить, почти чудо. Сейчас эта женщина уже выписана под наблюдение специалистов. Здоровью её и её будущего ребёнка ничто не угрожает. И все мы этому очень рады.

— Но ведь может быть рецидив?

— Не должно быть. Проблемную вену мы перевязали и назначили пациентке специальную терапию, разжижающую кровь. Она не противопоказана при беременности, так что всё должно быть хорошо.

— Николай Иванович, но подобные проблемы случаются не только во время беременности…

— Увы, тромбоз — это беда большинства женщин и некоторых мужчин. Тромбоз развивается при повышенных физических нагрузках, при варикозной болезни ног, у женщин при приёме контрацептивов, которые, как известно, сгущают кровь и способствуют тромбообразованию. Причём это может произойти не только с молодыми женщинами детородного возраста, принимающими оральные контрацептивы в качестве противозачаточных средств, нередко эти препараты назначаются как гормональная терапия в период менопаузы. Поэтому, длительно их принимая, надо обязательно находиться под врачебным контролем, прислушиваться к своим ощущениям в ногах. Тяжести, болей быть не должно. Если они появились — бегом к врачу.

— Какие ещё заболевания сердца и сосудов сейчас превалируют?

— Гроза нашего времени — ишемическая болезнь сердца (ИБС). Группа риска — женщины с избыточной массой тела,курящие и выпивающие мужчины.

Прогрессируют и так называемые клапанные патологии. Резко увеличилось количество инфекционных эндокардитов — грозного осложнения, которое случается после перенесённых гриппа и ОРВИ-. Среди пострадавших в большинстве своём совсем молодые люди, спасти которых подчас может только протезирование клапана. Такие операции мы тоже делаем, а также аортокоронарное шунтирование, операции на восходящей аорте, — это очень сложные манипуляции с остановкой кровообращения, когда кровоснабжается только мозг. Такие вмешательства показаны и людям с острым расслоением аорты. Спасти их может только операция.

— А в чём причина такой патологии?

— Это врождённая аномалия или результат травмы. Недавно у меня был такой молодой человек 35 лет. К нам он попал в тяжёлом состоянии. Расслоение аорты ему диагностировали не сразу. Длительное время его ничего не беспокоило, потом начались тянущие боли в спине, шее. Врачи предполагали, что у него остеохондроз, искали признаки пневмонии, плеврита. И только эхокардиографическое исследование, которое проводят в специализированных центрах или кардиологических отделениях, помогло выявить эту патологию. К тому времени состояние молодого человека ухудшилось до предела, и нам пришлось буквально вытаскивать его с того света. Сейчас он выписан в хорошем состоянии, вновь приступил к работе.
Нередко к нам в отделение поступают молодые пациенты и с острым коронарным синдромом. У них развивается инфаркт, им требуется стентирование, а провести его невозможно — артерии у них, что называется, «нестентабельны». Таких пациентов мы берём на шунтирование. Печально, что это совсем молодые, сорокалетние люди. Но радует, что в большинстве случаев их удаётся спасти.

— Есть ли какая-то предрасположенность к этим заболеваниям или они могут поразить каждого?

— К сожалению, нет возможности однозначно сказать — нарушение ли это обмена веществ, наследственность или следствие вредных привычек… Нередко к нам в отделение поступают люди без вредных привычек, а у них инфаркт. Что стало тому причиной? Стрессы? Плохая экология? Не знаю.
Великий кардиолог академик Амосов не пил, не курил, на велосипеде ездил, пробежки совершал, а погиб от инфаркта. Правда, уже немолодым…

— Значит, универсальных советов нет?

— Нет, но есть одно важное наблюдение: если человек всё же заболел, но борется и хочет жить, то у него намного больше шансов выкарабкаться. А если он лежит и «помирает», у него обязательно случится осложнение.

Позавчера мы оперировали тяжёлого больного, а сегодня, смотрю, он уже по стеночке идёт в перевязочную. Ему предлагают каталку — нет, говорит, я сам. И это очень хорошо. Чем человек активнее, чем лучше его мотивация, тем он быстрее выздоровеет. Иногда бывает наоборот. Поступил к нам пациент, операция прошла успешно, анализы хорошие, а он лежит, ручки сложил, «помирает». На такого я и прикрикнуть могу: ты чего сюда пришёл? Минорный, депрессивный настрой сводит на нет усилия врачей, мешает достичь выздоровления и полноценно, радостно жить.

aif.ru