Газета «Вечерняя Москва»

Задача врача — спасать жизнь людей, но и ему бывает непросто решиться на операцию, подобную которой еще никто не проводил. Корреспондент «Вечерки» отправилась в Боткинскую больницу, чтобы увидеть все своими глазами.

Николай Русанов, главный кардиохирург Больницы имени С. П. Боткина, пошел на риск, спасая будущую маму и ее дочь. И победил. Врач знал: отступать нельзя.
Алексей Филянин и Вера Манучарова поженились около года назад и ждали первого ребенка. Сначала беременность протекала спокойно, и будущие родители уже начинали задумываться об имени для своей крохи, когда реальность преподнесла им испытание, помочь справиться с которым могло одно лишь чудо.

— На девятой неделе меня стала мучить одышка, — вспоминает Вера. — Я работала менеджером по продажам, так что до 12 часов в сутки проводила на ногах, но не испытывала проблем.
С беременностью все изменилось. Ноги стали отекать, а каждый вздох давался мне с большим трудом.
На десятой неделе ситуация ухудшилась — Вера стала задыхаться. Молодая женщина обратилась в поликлинику, но врачи поспешили успокоить будущую маму.

— Я сказала им: мне не нравится, как я дышу, — рассказывает Вера, — но они будто не услышали. «Девушка, не переживайте. Это все беременность», — говорили мне доктора.
С жалобами на проблемы с дыханием Вера обращалась к врачам четыре раза.
Сотрудники поликлиники твердили, как заведенные: токсикоз, беременность, не переживайте… — В какой-то момент я стал понимать, что дело совсем плохо, — говорит Алексей. — Вера верила врачам и себя убеждала, что ничего страшного не происходит.
Но к двенадцатой неделе беременности она просто не могла нормально говорить — не хватало воздуха.
Все началось с того, что Вера ощутила сильное жжение чуть ниже колена. Нога буквально горела. Молодые люди вызвали скорую.

— Врачи приехали, но ничего не могли сделать, — вспоминает Алексей. — Они тоже все списывали на беременность, хотя у Веры уже болела не только нога. Казалось, она горит и знутри. П отом выяснилось: у моей жены началось варикозное расширение вен, а затем и образование тромбов. Один из них оторвался и стал блуждать по организму. Он распался на две части и остановился в легком и сердечном желудочке.
Об истинном положении дел Алексей и Вера узнали, только оказавшись в больнице, куда пришлось прорываться собственными силами. Скорая приезжала несколько раз, но так и не забрала будущую маму с горящим от боли сердцем в отделение. После последнего визита неотложки молодые люди поняли, что действовать нужно самостоятельно и немедленно.
Позже выяснится: Вера могла умереть в любой момент.

— Я не знаю, что меня держало, — девушка не может вспоминать пережитый кошмар спокойно. — Прос то я верила врачам, верила, что ничего страшного не происходит. Нам пришлось уговаривать докторов в поликлинике, чтобы они дали направление на госпитализацию.
Веру отправили в Городскую больницу № 68. Врачи быстро провели необходимые анализы, осмотрели девушку и первым делом обратили внимание на ее одышку. В этот раз сомнений не было — будущую маму нужно спасать. Срочно.

— Анализы пришли через час, — говорит Алексей. — Веру тут же поместили в реанимацию. Врач ни слова несказал ей, а мне пришлось несколько раз просить его сообщить мне диагноз. Сосудистая тромбоэмболия.
Ситуация критическая.
Врачи не стали скрывать от Алексея: Веру они спасти не сумеют. Нет необходимой аппаратуры. Но молодой муж и будущий отец сдаваться не собирался.
Чтобы спасти Вере жизнь, нужны были бригада специалистов высочайшего уровня и новейшая техника. На дворе была пятница. Врачи вместе с Алексеем стали звонить в ведущие столичные клиники. Оперировать женщину взялся только один врач — главный кардиохирург больницы имени С. П. Боткина Николай Русанов.

— Случай был очень сложный, — рассказывал потом Николай Иванович. — Срок небольшой, а потому невозможно устроить преждевременные роды. Вместе с ребенком такие операции не делаются, потому что процесс проходит при искусственном кровообращении.

Для него кровь разжижают препаратами и понижают ее температуру. Сохранить жизнь ребенку при этом невозможно.
Увидев Веру, Николай Русанов понял одно: отказать ей в помощи он не сможет.
Бригада хирургов и анестезиологов была поднята по команде, и на следующий день началась операция.

— Она длилась шесть часов, — вспоминает доктор Русанов. — Мы не стали понижать температуру крови.
Решили: если уж спасать, то обоих — и мать, и ребенка.
Сложно описать, что творилось с Алексеем, ожидавшим итога операции в больничном коридоре. Для двух самых близких для него людей решался вопрос жизни и смерти, а он уже никак не мог повлиять на события.

— Я успокаивал себя тем, что сделал все, что было в моих силах, — говорит Алексей. — Я просто ждал.

Николай Русанов, врач, за плечами которого годы практики и десятки сложнейших операций, волновался не меньше.

— В операционной все сомнения ушли, — вспоминает хирург. — Отступать было некуда. И нам удалось. Мы извлекли тромбы из легкого и сердца Веры. Это была настоящая победа.
Чудо произошло. Когда Вера открыла глаза в палате, ей показалось, что она родилась заново.

— Я не знаю, что сказать, — признается Вера, — и как благодарить Николая Ивановича. Просто не знаю.
Для доктора Русанова лучшей благодарностью были известия о том, что Верина беременность протекает спокойно.

— Я ни с кем не хотел об этом говорить, — признается врач. — Сначала нужно было убедиться, что с ребенком все в порядке. Последствия таких операций часто могут быть непредсказуемыми, так что у меня до последнего не было уверенности, что все обошлось.

21 апреля маленькой Ариане Алексеевне ФилянинойМанучаровой исполнился ровно месяц. Малышка здорова. Вера не отходит от дочери. Она счастлива.

— Вену, от которой оторвался тромб, перевязали, — говорит Алексей. — Для нас это было тяжелым испытанием, но оно только сплотило нас, мы стали еще ближе друг к другу.
Николай Русанов, узнав о рождении Арианы, вышел к своим коллегам и гордо заявил: «Ну что, товарищи хирурги? У нас родилась внучка!» Знакомства с малышкой он ждет с нетерпением.
Теперь она для него тоже родная. По-настоящему.

vm.ru