“Главный приоритет – безопасность”: интервью МК главврача Боткинской А.В.Шабунина

«Боткинская больница продолжает оказывать помощь по экстренной патологии, по онкологии, гематологии - по всем нозологиям, где невозможно прекратить лечебный процесс. Но мы стали сталкиваться с такими ситуациями, когда к нам поступает пациент с онкопатологией, а через несколько дней у него разыгрывается COVID-пневмония. Поэтому в Боткинской больнице была разработана жесткая программа безопасности пациентов и работников. … Что касается лечения COVID-19, то мы для себя поняли, что необходимо применение полного протокола в максимально ранние сроки. И мы видим хороший и даже очень хороший эффект (я по себе это могу сказать) от применения плазмы переболевших пациентов с высокой концентрацией антител. Жду, когда будет два подряд отрицательных теста».

Главный врач Боткинской больницы, главный хирург Москвы Алексей Васильевич Шабунин сейчас находится на самоизоляции и руководит стационаром из своего кабинета. В большом интервью МК он поделился опытом лечения от коронавируса и рассказал о главных мерах, которые в период пандемии помогают обеспечить безопасность пациентов и работников Боткинской больницы.

- Алексей Васильевич, как вы себя сейчас чувствуете?

- Получше. У меня не было в мыслях рассказывать о своем состоянии СМИ, хотя руководству, я, конечно, доложил и самоизолировался. Но, к сожалению, все тайное становится явным. И два дня назад в прессе все узнали.

- Ваша больница сегодня занимается лечением пациентов с коронавирусом?

- Конечно, занимается. Уже второй месяц больница, все наши врачи, как и многие наши коллеги из других учреждений, оказываем специализированную медицинскую помощь экстренным, онкологическим и COVID-пациентам.

В Европе и США, когда  все бросились заниматься COVID-19, результаты  по экстренной помощи и онкологии, с инфарктами, инсультами и т.д. стали хуже. И руководство города, и Департамент здравоохранения постарались максимально учесть этот опыт. Поэтому в Москве сразу было принято решение, что крупные клиники, имеющие все профили лечения, в первую очередь, Боткинская больница, будут продолжать оказывать помощь по экстренной патологии, по онкологии, гематологии - по всем нозологиям, где невозможно прекратить лечебный процесс. Например, если пациенту с раком крови не проводить химиотерапии, он погибнет.

Конечно же, количество больных с экстренными случаями, с онкологическими диагнозами, с инфарктами и инсультами в нашем учреждении выросло. Ведь больше половины стационаров в столице перепрофилировали полностью под коронавирус, и они перестали принимать других пациентов. И эти потоки пациентов были маршрутизированы прежде всего в Боткинскую больницу.

- Однако сейчас каждый пациент может быть потенциальным источником распространения инфекции …

- Конечно! Главным приоритетом Боткинской больницы была и остается безопасность: и пациентов, и работников. Статистика показывает, что 45-50% людей переносят инфекцию бессимптомно, поэтому и все поступающие к нам пациенты, и наши работники теоретически могут быть заражены. И мы стали сталкиваться с такими ситуациями, когда к нам поступает пациент с онкопатологией, а через несколько дней у него разыгрывается COVID-пневмония. Поэтому в Боткинской больнице была разработана жесткая программа безопасности пациентов и работников.

- Какие же шаги вы предприняли?

- Прежде всего, мы поняли, что на входе надо распределять потоки больных. Нужно внимательно смотреть, нет ли у поступающих к нам симптомов COVID, пусть даже они сами этого не понимают. Так что мы ввели сортировку пациентов - начиная с машины скорой. В приемном покое мы сделали боксированные палаты и выделили специальный аппарат КТ, на котором у всех поступающих проводятся обследования на COVID-пневмонию.

Обнаружилось, что у части пациентов на компьютерной томографии есть признаки коронавирусной пневмонии, при том, что поступают они к нам по совсем другому поводу, например, с обострением панкреатита, а симптомов заболеваний легких у них вообще нет. Поэтому тщательное обследование всех поступающих пациентов на признаки коронавирусной инфекции стало для нас законом.

Следующим шагом стало создание на территории больницы обсервационного и карантинного подразделений. Если мы подозреваем COVID-пневмонию, видим на КТ подозрительную картину, если у пациента был контакт с коронавирусным больными, а результатов тестов еще нет, мы госпиталиризуем и лечим пациентов, но в изолированном подразделении.

- Две недели назад на территории Боткинской появился и полноценный COVID-центр?

- Да, пришел момент, когда мы поняли – только наличия боксированных палат и обсервационных зон недостаточно для того, чтобы разрешить ситуацию. Количество больных возрастает, а, чтобы перевести пациента с подтвержденной коронавирусной инфекцией в какой-то из городских специализированных центров, требуется время. И мы доказали руководству ДЗМ, что отдельный центр должен появиться на территории нашей многопрофильной больницы. Все равно мы уже лечим таких пациентов, зачем же тратить время, чтобы перевозить их в другие больницы?

Руководство города одобрило нашу инициативу - и вот уже более двух недель у нас работает COVID-центр. Разумеется, меры безопасности пришлось усилить. На входе осуществляется еще более жесткая сортировка пациентов. Если по результатам проведенных исследований пациент «чистый», мы спокойно госпитализируем его в профильные отделения, а потом оперируем, лечим, ставим стенты. Если же пациент имеет к сопутствующей патологии коронавирусную инфекцию, мы госпитализируем его в COVID-центр. И тем самым соблюдаем преемственность в лечебном процессе.

Раньше были ситуации, когда, например, гематологи приходили и говорили: жалко отдавать нашего пациента в другую больницу, это молодой человек с раком крови, мы только начали его лечение. А теперь такого пациента переводят в COVID-центр на нашей территории, где его могут наблюдать и лечить те же специалисты.

Интервью полностью читайте на сайте МК.